alex_anpilogov (alex_anpilogov) wrote,
alex_anpilogov
alex_anpilogov

Categories:

США — уже. Аравия — на очереди. России — приготовиться!



Поскольку нефть-матушка по-прежнему болтается где-то в районе 49-50 долларов за баррель, упёршись в потолок уровня сопротивления (который вполне может стать завтра и уровнем поддержки), приведу вашему вниманию несколько интересных графиков, которые наглядно показывают многие тезисы, которые я уже излагал в статьях под тегом «нефть» в этом блоге.


Во-первых, так называемая «иранская нефть».
В общем-то, она уже вся на рынке — и ничего нового в ближайшее время из Ирана не ожидается. Просто потому, что всё то, что было законсервировано во время нефтяного эмбарго Запада по отношению к Ирану, уже расконсервировано и пущено в ход:



Тут нетрудно увидеть, что падение в добыче от 4 миллионов баррелей в день до 3,5 миллионов произошло ещё до введения санкций, в силу чего нынешний резерв увеличения производства нефти уже исчерпан и Ирану уже нечего предложить мировому рынку.

Дальнейшее увеличение производства нефти в Иране, от уже достигнутого уровня в 3,5 млн. баррелей возможно лишь при масштабнейших инвестициях в иранскую нефтянку. Но с этим-то как раз в мире и случился основной затык. ВОт эта грустная картинка:


“Обвал цен на нефть вынудил энергетические компании по всему миру отложить $1 трлн. в проекты направленные как на добычу нефти, так и в ее поиск до конца десятилетия. При всем при этом, ожидаемо 7 млрд. баррелей нефти остаются в земле. Практически в каждой нефтедобывающей стране, при текущих ценах на нефть, наблюдается определенная форма снижения капитальных вложений”, — заявляет Малькольм Диксон, главный аналитик компании Wood Mackenzie.

Именно обвал капитальных вложений (CAPEX) в добычу нефти и показан на графике чуть выше. В 2015-м и в 2016-м годах обрушение САРЕХов в нефтянке приобрело лавинообразный характер. Но нам интересен другой факт — за последние 15 лет CAPEXы в нефтяной отрали демонстрировали по сути параболический рост, в то время, как отдача от нефтяной отрасли как минимум оставалась на том же уровне, а то и банально падала. О чём, в общем-то, свидетельствовала растущая цена на нефть — при настоящей промышленной революции такие масштабные капитальные инвестиции неизбежно бы привели ко столь же взрывному росту производительности и росту объёмов добытой и разведанной нефти. А этого, в общем-то, не произошло.
Именно в силу данного печального факта я называю «сланцевую революцию» пустышкой и пузырём — найденная нефть Северной Дакоты и Техаса никак не может компенсировать падение добычи традиционной нефти, даже при массированном пиаре и практически десятикратном росте САРЕХов за последние 15 лет (1999-2014 года).

Что же будет в ближайшее время определяющими факторам цены на нефть в ближайшее время?

Во-первых, даже цена в районе 50 долларов за баррель, судя по ситуации на рынке бурения, никак не помогает здоровью «приболевшей» сланцевой отрасли. Которая, как ни странно, по итогам вот уже пятилетки той самой «сланцевой революции» выросла только в самих США. А вот в искренне нуждающихся в нефти Китае, Украине, Европе — сланец не растёт. И, пожалуй, причины тут чисто экономические, но никак не экологические или политические.
Впрочем, даже в самих США всё выглядит достаточно кисло. Вот данные по буровым в Соединённых Штатах:



Нефтяных буровых сегодня меньше трёхсот, газовых — всего 87, всего в США сегодня трудится чуть более 400 буровых.
С пиками 2009 и 2012 годов — никакого сравнения, число буровых упало впятеро.

Контраргумент «стали бурить эффективнее и буровых столько не надо» упирается в другой факт: для двух основных регионов добычи нефти (Баккен в Северной Дакоте и Игл Форд в Техасе) выработка одной буровой выросла, но не настолько, насколько упало их число.



Вместо 225 буровых на Баккене в 2012 году сегодня работает 25, вместо 280 буровых на Игл-Форде в 2012 сейчас трудятся только 30, что соответсвует падению активности в десять раз.
А вот начальный дебит нефти вырос уже не так значительно — с 300 до 850 баррелей в день на Баккене (в 2,83 раза) и с 250 до 1100 баррелей в день на Игл-Форде (в 4,4 раза). Неудивительно, что при этом общее производство нефти на основыных сланцевых месторождениях США снова упало.

Кроме того, за бравурными цифрами увеличивающейся наработки на куст скважин (теперь уже на сланцах практически нет вертикального или наклонного бурения — практически везде присутствует кустовое, горизонтальное направленное бурение с целью максимально увеличить зону отбора единичного ствола) стоит и ещё одна проблема.
Меньшее количество буровых оставляют на наилучших участках, что приводит к дилемме падающей отдачи: можно либо бурить удобные, богатые участки (так называемые «сладкие точки», sweet spots) что мы как раз наблюдаем сейчас, либо же идти на массовое бурение и по изначально менее продуктивным площадям, что закрыто в силу низкой для сланца цены на нефть.

То бишь дилемма падающей отдачи упирается в простой выбор «либо цены, либо объёмы», что на языке капиталиста звучит как «или прибыль на сотне скважин — или убытки на тысяче».
Поэтому, в общем-то, неудивительно, что добыча США падает и её не вытягивает в плюс даже ШФЛУ (широкая фракция лёгких углеводородов, пропан-бутан), которую в Америке называют NGL и любят записывать в «тоженефть»:



Второй контраргумент по поводу кризиса на рынке нефти звучит так: «нефти много, даже если США упадут, есть кому выбросить нефть на рынок».

Это, в общем-то, тоже часть правды. Подобно тому, как сланцевые компании в самих США могут лишь в ограниченных пределах влиять на себестоимость производимой ими нефти, лишь частично в рамках улучшения технологий снижая издержки, так и основные производители традиционной нефти тоже зависят от цены на «чёрное золото» в рамках той же дилеммы «либо цены, либо объёмы».

Конечно, факторы в случае России или Саудовской Аравии будут отличными от случая США, но и тут корреляция имеет место быть: вместо фактора неустойчивого и малопродуктивного сланца может действовать фактор налоговой нагрузки на производителя или истощения старого, отработавшего своё месторождения, но, в целом, картинка будет той же самой: низкая сегодняшняя цена на нефть побуждает производителей меньше вкладываться в разведку и в эксплуатационное бурение и, тем самым, сокращать свои производственные резервы и простаивающие мощности. Вот картина официальных данных о резервных мощностях ОПЕК, которая чётко демонстрирует эту тенденцию:



Здесь интересен даже не факт падения резерва мощностей с 8 до 3 миллионов баррелей в день.

Интересны два иных сюжета.

Во-первых, нынешний «длинный» кризис на рынке нефти уже создал совершенно иную ситуацию, нежели ценовой шок конца 2008 года. Тогда в мире, на фоне резкого падения цен на нефть, произошло глобальное высвобождение производственных мощностей, и резервная мощность ОПЕК разом скакнула с 2,5 до 6,5 миллионов баррелей в день. Нефтяники 2008-го года оказались неготовы к резкому падению цен на «чёрное золото», по факту приняв на себя весь удар цен и решив сохранить производство нефти, даже путём сохранения убыточных мощностей.
Теперь же такой роскоши себе уже не может позволить практически никто — и все страны ОПЕК (а это — основной резерв в мировом производстве нефти) проводят целенаправленную политику по сворачиваню инвестиционной и производственной деятельности в сегменте более дорогой нефти, что и приводит к реальному уменьшению резервных мощностей. На низком рынке держать резервы невыгодно, в рамках той же максимы «лучше заработать на сотне скважин, чем потерять на тысяче».

Ну и, во-вторых, по сравнению с ситуацией конца 2008-начала 2009 годов, поменялась и структура резервов: сегодня практически все резервные мощности декларируются со стороны Саудовской Аравии, в то время, как другие члены ОПЕК честно заявляют, что при таком рынке нефти у них нет желания заниматься дополнительным геморроем на свою собственную производственную задницу.

Ну и, наконец, о самом весёлом. О той самой «избыточной мощности» саудовского Saudi Aramco.
Недавняя новость из Королевства заставляет задуматься о том самом «пикойле», который даже неискушённый читатель смог бы без труда заметить на графике CAPEXов чуть выше по тексту статьи.
Ситуация, когда CAPEXы лавинообразно растут, а продажи и связанная с ними прибыль — только падают, никак иначе, как производственной катастрофой не назвать.
В такой ситуации стоит по всем правилам продавать бизнес и вкладываться во что-то альтернативное. Пока не поздно.

Что мы и слышим с просторов аравийских песков. Крупнейший мировой производитель нефти и, по сути, саудовский монополист, компания Saudi Arаmco, собирается выставить себя на IPO (приватизация с акционированием капитала через открытую подписку на акции).

А вот дальше начинается уже конспирология, о чём мне и написал мой читатель all_seek:

"Выход на IPO Saudi Aramco – это фактически декларация того, что ребята готовы продать весь свой запас нефти уже сейчас оптом, причем на минимуме его стоимости. Нефть для них стала по каким-то причинам неинтересна. С учетом того что нового доступного и недорогого источника энергии не изобрели (или не представили широкой общественности) это как то странно. Вариантов мне видится лишь несколько:

• Их просто заставляют, понимая, что на этом всё и нефть в ближайшем будущем будет стоить 500 долларов за баррель.
• Ребята смотрят на сегодняшний день, плачут от цен и считают, что инновации в гаджетах Apple или электромобилях им милее и выгоднее чем их черная грязная жижа.
• Дебит скважин серьезно упал и они понимают, что надо продавать пока есть еще хоть что-нибудь, поскольку потом уже вообще продавать будет уже сугубо нечего. Да и оставшееся могут отобрать, но уже силой."


Учитывая, что я не вижу новых источников энергии даже на горизонте (о чём много и обстоятельно писал), учитывая то, что экономика не выдюжит нефть по 500 долларов за баррель (что показал 2008 год и что показывает реально стартовавшая уже мировая война), и понимая, что гаджеты «Эппла» (виртуальные гробы) и электромобили «Тесла» (пиар-тарантайки) никак не спасут мир от энергетического кризиса — ставлю на последний ответ.

В КСА происходит тот же процесс, что и в других членах ОПЕК. Просто, возможно, «шкаф» побольше и падать будет позже. Но с гораздо большим треском, чем кренящаяся сейчас на бок Венесуэла.
И шейхи об этом прекрасно знают. В силу чего действуют уже сейчас, так как «потом уже вообще продавать будет уже сугубо нечего. Да и оставшееся могут отобрать, но уже силой».

И да, если интересно. В России пока что идёт рост добычи. Но уже, извините, без резервов:



Так что российский шкаф стоит на тех же проблемных нефтяных ножках, пусть, конечно, и в меньшей степени, нежели Саудовская Аравия.



Tags: Нефть, Россия, США, Саудовская Аравия
Subscribe
promo alex_anpilogov december 17, 2014 09:58 139
Buy for 20 tokens
19 декабря уже официально выходит моя книга, написанная «по мотивам» всех тех статей о пике свободной энергии, который я долго и обстоятельно пытался на протяжении последних трёх лет разбирать в своём блоге. Книга выходит в издательстве «Селадо», которое и будет…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 358 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →