alex_anpilogov (alex_anpilogov) wrote,
alex_anpilogov
alex_anpilogov

Categories:

Борьба за индийский атом, часть 2. Трудный выбор между углём и торием

Рассмотрев в прошлой части нашего рассказа тернистый путь индийской ядерной программы, надо, кроме проблем, которые преследовали индусов на их нелёгком пути к мирному атому, рассказать и о том нелёгком выборе, который по-прежнему стоит перед Индией, начиная ещё с момента старта индийской ядерной программы в далёких 1950-х годах.Выбор этот прост и сложен одновременно — страна прекрасно понимает всю тупиковость своей нынешней энергетической стратегии, но, в то же время, не может повернуть инерцию громадной, миллиардной страны с пагубного пути экстенсивного использования минеральных топлив на перспективный путь замкнутого цикла ядерной энергетики.И основным моментом такого стратегического поворота, конечно же, будет являться твёрдая заявка Индии на самостоятельное освоение практики работы с такими трудными изотопами, как 232Th и 239Pu.Программа работы с изотопами 232Th и 239Pu, которую Индия пытается осуществить и сейчас, была сформулирована ещё в начале 1950-х годов основоположником индийской ядерной программы — Хоми Джехангиром Бабой.


Хоми Джехангир Баба. Фото 1950-х годов.

Хоми Баба тогда предложил так называемую трёхступенчатую программу развития индийского атома, которая опиралась на тот простой и совсем не устаревший сегодня геологический факт: Индия практически лишена запасов природного урана (обладая, по разным оценкам, от 1 до 2% мировых запасов этого природного ядерного топлива), но, с другой стороны, обладает более чем 25% от мировых промышленных запасов тория.

Программа была сформулирована Хоми Бабой предельно чётко и лаконично:
«Общие запасы тория в Индии составляют не менее 500 000 тонн, а известные индийские запасы урана не составляют и 1/10 от запасов тория. В силу вышесказанного, стратегической задачей индийской ядерной программы должно стать скорейшее вовлечение в неё масштабных запасов тория, которому необходимо дать приоритет перед использованием урана. Однако, в силу понятных причин, первое поколение индийских атомных станций должно использовать 235U, как единственный изотоп природного урана, с которого можно начинать ядерный цикл. 239Pu, получаемый на станциях первого поколения, может затем использоваться для производства электроэнергии с одновременным превращением природного тория 232Th в изотоп урана 233U и с конвертацией обеднённого урана изотопа 238U в тот же изотоп 239Pu, который можно снова использовать в реакторах-размножителях второго поколения. И, наконец, станции второго поколения должны открыть путь к станциям третьего поколения, которые уже будут использовать искусственно наработанный из тория изотоп урана 233U для дальнейшего превращения тория в ядерное топливо…»

План Бабы, представленный им премьер-министру Джавахарлалу Неру в 1954 году, был утверждён индийским правительством четырьмя годами позже, в 1958-м.

Однако натурная реализация данных планов столкнулась, как я уже говорил в первой части моего рассказа, с тотальной неготовностью промышленности и науки Индии к быстрому и масштабному освоению столь сложной и комплексной программы, как мирная атомная энергетика.

Программа «трёхступенчатого похода к ториевой энергетике» актуальна и сейчас — запасы тория и урана в Индии по-прежнему относятся в рамках практически того же отношения: на сегодняшний день в Индии в результате масштабной программы геологических исследований имеется уже около 900 000 тонн промышленных запасов тория и лишь около 150 000 тонн урана.

Точно так же страна, как и в 1950-е годы, на фоне взрывного роста населения и масштабного роста экономики и промышленности не может опираться лишь на минеральное топливо в деле обеспечения страны энергией.

Всё дело в том, что Индия, несмотря на весьма значительную территорию, сегодня уже вынужденно импортирует все три основных минеральных топлива — нефть, газ и даже каменный уголь.

На сегодня страна импортирует 80% нефти и нефтепродуктов, 45% потребляемого природного газа и около 15% каменного угля, используемого в стране.

Понятное дело, попытка построить устойчивую, дешёвую и масштабную энергетику на нефти или природном газе для Индии утопична — страна не сможет даже рассчитывать на судьбу Японии, которая после 30 лет «банкета» на импортном газе и нефти и после краха японской ядерной программы теперь срочно возвращается к своему, местному углю. Поезд дешёвого газа и бесплатной нефти уже ушёл — и Индии там ловить совершенно нечего: эти дефицитные энергоносители страна будет использовать лишь там, где от их использования невозможно уйти — в первую очередь на транспорте и в труднодоступных местах.

А вот остаток массовой, стационарной промышленной и бытовой энергии, как ни крути, страна будет вынужденно получать из угля — на сегодняшний день уголь обеспечивает 67% энергетического баланса страны и 59% производства электроэнергии. Но даже на этом пути Индию ждут неприятные сюрпризы.

В перспективе всего лишь пяти лет, на фоне продолжающегося взрывного роста населения и желания обеспечить хотя бы минимальную электрификацию сельской местности, Индия неизбежно будет вынуждена ещё больше нарастить потребление каменного угля (до уровня почти что в 1 млрд тонн в год) при одновременном росте его импорта (составляющего уже сейчас около 135 млн тонн в год). При этом надо понимать, что Индия, как и Китай, имеет с углём одну и ту же труднорешаемую проблему — это масштабные экологические последствия от сжигания столь значительных объёмов весьма токсического топлива.

К локальному преимуществу Индии перед Китаем можно отнести лишь то, что из 61 млрд тонн извлекаемых запасов угля не менее 95% составляет каменный уголь и, учитывая текущее потребление, Индия всё-таки может ожидать своего локального «пика угля» не в периоде 2016–2020 годов, а как минимум десятилетием позже.


Угольная ТЭС в Раджастане, Индия. Вскорости Индия может утроить свою угольную генерацию

Читать статью дальше на сайте "Однако".




Tags: Атом, Индия
Subscribe

  • Нет у нас никакого плутония!

    Самоутилизация американского оружейного плутония на производственной площадке в Хэнфорде, штат Вашингтон. 2009 год. Уже в третий раз в личку…

  • Элемент №94

    Высказался кратенько по-поводу Путина, плутония и американцев. Если честно, то бридер БН-800 и программу МОХ-топлива стартовали в том числе и…

  • Украина напрасно надеется на «атомную помощь» Казахстана

    На поверхности установка подземного выщелачивания урана выглядит очень скромно. Но под землёй находится целая «линза» серной кислоты…

promo alex_anpilogov december 17, 2014 09:58 139
Buy for 20 tokens
19 декабря уже официально выходит моя книга, написанная «по мотивам» всех тех статей о пике свободной энергии, который я долго и обстоятельно пытался на протяжении последних трёх лет разбирать в своём блоге. Книга выходит в издательстве «Селадо», которое и будет…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments

  • Нет у нас никакого плутония!

    Самоутилизация американского оружейного плутония на производственной площадке в Хэнфорде, штат Вашингтон. 2009 год. Уже в третий раз в личку…

  • Элемент №94

    Высказался кратенько по-поводу Путина, плутония и американцев. Если честно, то бридер БН-800 и программу МОХ-топлива стартовали в том числе и…

  • Украина напрасно надеется на «атомную помощь» Казахстана

    На поверхности установка подземного выщелачивания урана выглядит очень скромно. Но под землёй находится целая «линза» серной кислоты…